Поиск по этому блогу

среда, 16 марта 2016 г.

Своеобразное отношение к информации.

    Воинствующие собственники пытаются доказать своё эксклюзивное право на информацию. Странное право на знание. Вы ведь не станете отрицать, что владение информацией — это и есть знание? Ещё наблюдаю «двойные стандарты» у ратующих за свободное программное обеспечение. Они как то невзначай утверждают, что информация — это объект собственности... вопреки чаяниям изобретателя ФСПО Р. Столлмана. Я не буду показывать пальцем, на «главного внедрителя» СПО из наших правительственных кругов, который с бравой уверенностью поддерживает теперь «авторское право», борясь с пиратством. Это будет невежливо.
    Вам когда-нибудь приходило в голову, что если Вы дали почитать книгу своему знакомому, то Вы нарушили авторское право? А если сосед подло слушает музыку через дверь вместе с Вами, то Вы также нарушаете авторское право композитора! И не дай бог Вам устроить коллективный просмотр фильма — это тоже нарушение закона об авторском праве!
Господа авторы никак не могут осознать, что информация в любой форме не может принадлежать кому-либо. Они по-прежнему живут в прошлых веках, путая материальное производство носителя информации с ней самой. Авторы оказались неготовы к жизни в информационной среде. Они по прежнему представляют себе книгу, как изготовленную в типографии ограниченным тиражом, сочиненную музыку — как концерт для купивших билеты, снятый фильм — как грандиозную презентацию пьесы избранным зрителям. Авторы обескуражены своей принадлежностью к массовой культуре в результате обесценивания материального носителя информации. Они не могут понять, что звук, свет, электричество и магнитное поле — тоже носители информации, только очень дешёвые. Настолько дешёвые, что подобно упаковке продуктов питания исчезающе малы в своей стоимости на её единицу. Более того, эти носители доступны в неограниченном количестве.
    Вроде-бы парадокс получается. Носитель обесценен, а информация ценна. В чём измеряется стоимость информации? Представьте себе — в рублях. Именно так утверждают авторы. Каким образом они её привязали к «билетам банка России» - только им одним ведомо. Привязали бы к биткоину — ещё как-то понятно было бы... Но ведь так хочется из своих фантазий и навыков получить эти самые банковские билеты. Так хочется не играть на сцене театра, а показать смонтированную запись и получить за это деньги. Так хочется написать одну книгу и продавать её подороже всю жизнь. Так хочется за полтинник давать послушать запись своей мелодии, вместо собственноручного воспроизведения. Ах, как хочется меньше работать и больше иметь денег.... А тут — эти несносные пираты, отбирающие право получать нетрудовые доходы! Ату их! Наказать, запереть в казематы, запретить распространение информации...
    Да, да! Именно так думают «авторы», желая абсурдное. Они желают, они жаждут запретить распространение информации вопреки законам природы. Они хотят, чтобы информация продавалась исключительно за деньги, забывая, что художник ценится в оригинале, а не в дешёвой репродукции, что никакая запись не передаст звучание живого оркестра, а смонтированная запись (фильм) — это абстракция, придуманная когда-то как эксперимент, имевший целью сохранение изображения движущихся объектов, превращённый позже в платный аттракцион. Бесталанные дельцы, жаждущие получить доход из обмана, пытаются убедить, что информация стоит денег. Но такая информация называется секретной. Значит книги, музыка, фильмы — несут в себе секретную информацию?
    Снова парадокс? Или прежние грабли, только по затылку? Как можно вообще продавать секреты? Разве это не подло? Видимо для дельцов — не подло.
    Хлебороб растит хлеб и вкладывает свой труд в каждое зерно. Учёный добывает новое знание и обеспечивает этим создание новых технологий. Инженер и рабочий создают новые материальные сущности с новыми качествами. Учитель помогает получать знания и обеспечивает продвижение вперёд цивилизации. Врач лечит и восстанавливает здоровье больным людям.
    Писательский труд нелёгок. Но давайте разберёмся, за что писатель получает гонорар? За то, что он написал книгу по договору с издателем, или за те знания, которые он вложил в произведение? Писатель никогда не рассчитывает на оплату за знания. Специфика его труда состоит в том, что отсутствие знания в произведении его уничтожит. Значит, требование «авторского права» исходит не от писателя, а от издателя.
    Композитор создаёт музыкальное произведение. Если его приходят послушать и покупают билеты, то тем самым оплачивается его редкий талант и труд. Но с какой стати издатель требует «авторское право», продавая запись произведения композитора?
    Кинематограф. Когда-то это было удивительное развлечение, прекрасный аттракцион (и весьма доходный, хотя и недорогой). Теперь такой аттракцион легко обеспечивает домашняя видеоаппаратура. Кино даже переросло в искусство, хотя весьма фальшивое, подобно литературной бульварной беллетристике. В кино работают множество актёров и других «авторов», включая сценариста и режиссёра. Кино — это изображение сказки (сказка - ложь, да в ней намёк - добрым молодцам урок). Но кто требует денег в обмен на копию оригинальной записи фильма? Уж не издатель ли?
    Во всех случаях «авторское право» требует издатель. Кто он такой? Он автор? Разве-что автор носителя информации. Он предприимчивый парень, делающий деньги на продаже копий. И вдруг его лишают этого исключительного права. Но он не говорит об исключительном праве на копирование авторского произведения, а твердит об «авторском праве». Не является ли это подменой понятий? А ведь он зол на пиратов, лишающих его этого права! А ведь он обзывает вором любого, кто осмеливается сделать копию с его копии, - как ребёнок!
    И вот, уважаемый читатель, Вы копируете набор колебаний напряжений с интерфейса сетевой карты в ориентацию магнитных доменов жёсткого диска своего компьютера и о-о-о-п-п, - превращаетесь вмиг из прилежного законопослушного гражданина в преступника закона. Закона выдуманного сборищем издателей и слегка невменяемых от эйфории власти членов думы. Более того, Вы не имеете права безвозмездно поделиться этой копией ни с кем, поскольку тут же становитесь пиратом! А в возбуждённом своим унижением мозгу издателя любой копирующий без его ведома гражданин — это вор, а вор должен сидеть в тюрьме (к нынешним чиновникам и думцам это не относится).
    Нет, не готовы нынешние подлинные авторы произведений искусств к информационному миру. Не приспособились они, и пытаются протащить в современность технологии прошлых веков, как каждый пожилой человек пытается уверить себя в лучшем прошлом, просматривая новости HD-формата в «домашнем кинотеатре» и ожидая звонка от внуков по скайпу...